• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Реєстрація    Вхід
    Авторізація
    » » Вторжение в Крым. Анна на Театральной площади в Евпатории

    Вторгнення до Криму. Ганна на Театральній площі в Євпаторії

    Категорія: Без комментариев, Без коментарів
    Вторжение в Крым. Анна на Театральной площади в Евпатории

    Автор Татьяна Журидова
    ВТОРЖЕНИЕ В КРЫМ. 2014
    ЧАСТЬ 2. ГЛАВА 25. АННА НА ТЕАТРАЛЬНОЙ ПЛОЩАДИ ЕВПАТОРИИ

    Вернувшись с дачи, Анна решила сходить в центр, на Театральную площадь, посмотреть, что там происходит. Вспомнила, что давно уже её знакомая, Лариса Петровна говорила о каких-то «бесноватых». Какой бы паникершей ни была Лариса Петровна, но, очевидно, всё же пророссийские митинги в Евпатории проводятся, и Анна решила разобраться, что там сейчас, да как.
    Возле театра не спеша прогуливались несколько человек. Темнело, и видимо, все митингующие, «бесноватые», как назвала их Лариса Петровна, давно уже разошлись по домам.

    Встретилась женщина с большой собакой. Анна спросила о породе, разговорились.
    - Что происходит у нас в Крыму, вы не знаете? - спросила у нее Анна. - Я так радовалась победе Майдана, а сейчас - не пойму… Передают: какие-то бэтээры на дорогах...
    - Да, военная техника везде, блок-посты. Города, считай, окружены, - кивнула женщина.
    Собака обнюхивала ближайшие кусты, внимательно прислушиваясь к их разговору.

    - Окружены?! - не поверила Анна. - В самом деле?
    - Да. Не въедешь - не выедешь из города без их разрешения, - подтвердила женщина. - Безобразие! Мой муж в Саках работает, каждый день из Евпатории туда на работу ездит. Машину всякий раз останавливают, проверяют, решают: пропустить или нет. Он документы показывает, справку с работы, тогда его пропускают.
    Анне жутко стало: как же так?.. Теперь без разрешения каких-то неизвестных вооруженных людей без погонов уже и из города не выедешь?! В это невозможно было поверить! Она поежилась, как от холода, по спине побежали мурашки.

    Подошли ближе к зданию администрации города. На самом верху спокойно и уверенно развевался жовто-блакитный прапор Украины, и Анна сразу успокоилась: все нормально, незачем в панику впадать.
    - Да вот же - все в порядке, - облегченно произнесла она.
    - Пока - да. А почему флаг никто не охраняет? - обратилась женщина к невысокому крепкому мужчине, стоящему прямо под флагом.
    - Как же, никто? - возмутился тот. - А я здесь для чего стою?! Я охраняю!

    Неподалеку, громко разговаривая в приподнятом настроении расположилась группа крепких, хорошо одетых мужчин в спортивных брюках и в импортных куртках. Прямой спиной и выправкой они были похожи на военных в гражданске и явно прислушивались к разговору женщин со стоящим под флагом мужчиной. Казалось, их собственный разговор не имел для них особого значения, велся для вида, а важным для них было именно то, что происходило под украинским флагом, и смотрели они при этом на двух подошедших женщин чрезвычайно серьезно и довольно-таки угрожающе.
    Анна почувствовала опасность, стало не по себе. Сделай одна из них, она или женщина с собакой, что-нибудь, что может не понравиться этим мужчинам, и сразу последует с их стороны какое-то действие - непредсказуемое, агрессивное и жестокое, скорее всего даже с применением насилия.
    Привыкнув с детства жить среди именно таких вот мужчин и всегда ощущать себя рядом с ними абсолютно защищенной, сейчас Анна начала испытывать сильный дискомфорт. От мужчин веяло опасностью, как веет опасностью от пьяных, наглых и разнузданных бандитов. Однако они не были пьяны или разнузданны, наоборот, были спокойны, трезвы и выдержанны. Ситуация становилась не знакомой, пугающей, и хотелось скорее отойти в сторону, чтобы избавится от подступающего страха.
    - Да, разве вас одного достаточно? - усомнилась женщина с собакой, не обращая никакого внимания на этих мужчин, стоящих поодаль, .
    - Так вот же у меня мобильник! Если что - один звонок, и сюда наши набегут! Много! - весело, с некоторой бравадой даже отозвался тот, но Анна не поверила его веселости.
    «Они, конечно, прибегут, - подумала она. - Но те, похоже, только и ждут предлога для нападения».

    Она стала теперь за него опасаться, старательно вглядываясь в мужчин, которые продолжали внимательно наблюдать за женщинами и всё также напряженно прислушиваться к их разговору, словно ловя что-то, что могло бы послужить для них знаком начать активные действия.

    - А карикатуры такие зачем позволяете вешать? Мерзкие! Оскорбительные! - громко произнесла женщина, как бы даже демонстративно игнорируя присутствие стоящей поодаль группы.
    На здании висели карикатуры, оскорбительные для новой власти, выбранной народом в Киеве. На карикатурах: Тягнибок, Кличко, Яценюк в безобразных позах с перекошенными лицами.
    - Ведь они же провоцируют и вызывают отвращение к киевской власти. Разве можно так?!
    - Да, подумаешь! Кто на них внимание обращает! - задиристо отозвался невысокий мужчина. Он явно пытался оправдаться.
    - Они ненависть между людьми разжигают! Кто эту гадость повесил?! Надо сейчас же все это снять! - предложила женщина.

    Стоящие неподалеку мужчины вдруг перестали разговаривать и, как по команде, угрожающе повернулись в их сторону: не просто так они здесь стояли, кто-то поставил их охранять лживые оскорбительные карикатуры, но украинский флаг они пока не трогали.
    Мужчина посмотрел в сторону тех, в куртках и спортивных брюках, и ничего не ответил. Явно не одобряя эти карикатуры, он ничего не мог сделать: не мог их снять, и за это ему перед женщинами стыдно было.
    Женщина с собакой осуждающе покачала головой.

    Вдвоем двинулись с площади. Анна молчала, подавленная.
    - Мы будем защищаться! Не позволим себе захватить! - уверенно говорила женщина с собакой. Она была молодой, стройной блондинкой, очень уверенной в себе.
    - Защищаться? Как?! От танков - голыми руками?.. - Анна действительно не понимала: воспитанная отцом - военнослужащим она считала, что мирное население танкам противостоять не может.
    - Найдем способ. Будем защищаться, - твердо повторила женщина. - Крымские татары уже роют окопы за Джанкоем.
    - Окопы? - растерянно переспросила Анна.
    - Да. Окопы, - подтвердила женщина.
    «Чепуха какая-то… танки… окопы… а разве танк не преодолеет окоп?!… Может и нет, если окоп достаточно широкий и глубокий... И что это за фантасмагория?! Какой-то идиотизм! - думала Анна с досадой. - В нашей нормальной мирной жизни?!» И вновь на нее, словно накрывая черной удушающей тучей, надвинулось чувство нереальности, невозможности происходящего.

    По совершенно пустым улицам Анна возвращалась домой. Город как будто вымер, как при террористической угрозе: нигде - никого. Людей не было вообще. В окнах ярко освещенных кафе видны были пустые столики, пустые кресла. Мимо проехал абсолютно пустой трамвай. Даже машин на дорогах не было, совсем, ни одной. Никогда раньше Анна не видела такого вечером в этой части города, в самом центре: словно люди, скованные страхом, попрятались в своих домах, застыли, как кролик перед удавом, в ужасе перед надвигающейся бедой.
    «Крымские татары роют окопы за Джанкоем», - вспомнила Анна слова женщины. - А на митинги за евроассоциацию Украины толпы людей выходят в Симферополе, в Севастополе, в Ялте, в Керчи… Будут ли крымчане активно сопротивляться вторжению?.. - думала она. - Не вооруженные, растерянные, не подготовленные и не организованные… И смогут ли мирные, гражданские, обычные люди противостоять организованным вооруженным военным, действующим по приказу?..»
    (продолжение)

    Шановний відвідувач, Ви зайшли на сайт як незареєстрований користувач. Ми рекомендуємо Вам зареєструватися або зайти на сайт під своїм іменем.
    Написать комментарий
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Напівжирний Нахилений текст Підкреслений текст Перекреслений текст | Вирівнювання по лівому краю По центру Вирівнювання по правому краю | Вставка смайликів Вставка лінкуВставка захищеного лінку Вибір кольору | Прихований текст Вставка цитати Перетворити вибраний текст з транслітерації в кирилицю Вставка спойлеру
    Введите код: