• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Реєстрація    Вхід
    Авторізація
    » » Татьяна Журидова: ВТОРЖЕНИЕ В КРЫМ: ОКРУЖЁННЫЕ ТАНКАМИ

    Тетяна Журидова. ВТОРГНЕННЯ В КРИМ: ОТОЧЕНІ ТАНКАМИ

    Категорія: Без комментариев, Без коментарів
    Татьяна Журидова: ВТОРЖЕНИЕ В КРЫМ: ОКРУЖЁННЫЕ ТАНКАМИ

    Татьяна Журидова
    ВТОРЖЕНИЕ В КРЫМ: ОКРУЖЕННЫЕ ТАНКАМИ (Главы 5-8)
    5

    Накормив брата и переделав домашние дела, Анна включала телевизор - посмотреть новости. В Киеве продолжались народные протесты против воровской власти Януковича. Избивать людей силовикам помогали"титушки"- молодые мужчины в спортивных костюмах, вооруженные битами и дубинками, с полосатыми черно-желтыми ленточками на рукавах. Анна не знала, что означает цвет полосок, но заметила, что люди с такими ленточками всегда нападают первыми и жестоко избивают безоружных майдановцев.
    Начался штурм баррикад бронетехникой. БТР врезался в баррикаду, в ответ полетели камни, салюты и "коктейли Молотова".
    В центре Киева уже сотни убитых и раненых. Передавали, что в больницах и поликлиниках милиция угрожает врачам оружием и заставляет их сообщать о пострадавших демонстрантах, и что по приказу Януковича служба безопасности ворует раненых из больниц и везёт на допросы, и пострадавшие на Майдане боятся обращаться в больницы, идут к знакомым за медицинской помощью. Михайловский монастырь опять, как в ноябре, после той "кровавой субботы", спасал пострадавших.
    В это время на зимних олимпийских играх в Сочи украинские лыжницы отказались участвовать в Олимпиаде в знак протеста против действий Януковича, приказавшего расстреливать Майдан.
    - Смотри, Янукович, получается, нарушил главный принцип Олимпийских игр: "Мир во время игр!", когда отдал приказ силовикам стрелять в протестующих, - заметила Анна.
    - Вор, - ответил брат. - Вору плевать на олимпийские принципы.
    - Да, вор, и принципы у него воровские, - она согласно кивнула.


    Подчиняясь указу Януковича, министр МВД Украины Захарченко приказал выдать силовикам боевое оружие и применять его против собравшегося народа. Бойцы "Беркута", не скрываясь, стреляли теперь по протестующим из автоматов и боевых винтовок, и уже не говорили, как раньше, что у них "только травматическое оружие". Количество убитых и раненых резко возросло. Силовики стреляли даже в девушек-медсестер с красным крестом на одежде! Люди падали, кричали, и эту бойню фиксировали и показывали все мировые СМИ.
    - Ничего не возможно скрыть в двадцать первом веке! - заметила Анна. - Значит, скоро все войны закончатся! Не станут люди мириться с таким злом!

    И действительно, в Раде депутаты один за другим начали сразу резко выступать, осуждая насилие и заявляли о выходе из януковичевской «Партии регионов». В мэриях городов Украины люди срывали со стен портреты Януковича, бросали на пол, разбивали, а работники правоохранительных органов переходили на сторону протестующих - расстрелы потрясли всех.
    И тут же по всем каналам - срочное сообщение из Верховной Рады: Рада приняла постановление, осуждающее применение насилия, приведшее к человеческим жертвам и потребовала остановить кровопролитие и отменить силовую операцию!

    - Наконец-то, волевое решение! Слава богу, парламент - с народом! - обрадовалась Анна. - Долгое, многомесячное противостояние закончилось!!!

    Янукович оказался в одиночестве. Каждый день все больше силовиков переходило на сторону народа. Заместитель командира "Альфы", получив приказ стрелять в протестующих, тут же увел свой отряд на сторону Майдана.
    Закарпатская милиция тоже перешла на сторону народа, а начальник Василий Варцаба публично заявил: "Я, Варцаба Василий Николаевич, перехожу на сторону народа". Такое же заявление сделал и начальник закарпатского "Беркута" прямо на площади перед зданием госадминистрации в Ужгороде. «Как жаль, что по Москве этого не показали, - думала Анна. - Россияне не узнают, что и силовики, и администрация в городах - все поддержали народ, а не власть Януковича».
    Силовики покидали центр Киева и возвращались к местам постоянной дислокации. Ситуация в Киеве нормализовалась, опять заработало метро - все станции, даже центральные, закрытые во время протестов.

    Из других новостей сообщалось, что ночью кто-то пытался поджечь Симферопольский офис общественного движения "Евромайдан - Крым", и что Владимир Константинов, спикер Верховной Рады Крыма, сделал в Москве неожиданное заявление - предложил денонсировать договор Верховного Совета СССР о передаче Крыма из РСФСР в состав УССР.
    - Странное предложение! - удивилась Анна. - Отменять давным-давно подписанный договор! Интересно, а его кто-нибудь уполномочил делать такие заявления? Или это только его личное мнение? Эдак, каждый примется ездить по разным странам и все прошлые государственные договоры отменять! А право у него на это есть?! Ведь хаос начнётся! И вообще, почему он в Москву полетел? Он же сейчас в Симферополе должен быть!
    - Что ты из-за глупых слов всяких придурков так переживаешь, - пожал плечами брат. - Константинов - всего лишь спикер, глава Крыма - Анатолий Могилев.

    Лидер Меджлиса Рефат Чубаров возмутился заявлением Константинова: "Подобное заявление, тем более от чиновника, находящегося на государственной службе - это государственная измена!"- заявил он.
    - А ведь верно - измена! - заметила Анна. - Чубаров точно сказал!
    - Да, все нормально будет, - не сомневался брат.

    А в шесть вечера премьер-министр Крыма Анатолий Могилёв официально заявил: "Крым - это неотъемлемая часть Украины. Это исторический факт, который существует вне зависимости от чьего-либо желания или нежелания, - Анна слушала слова главы крымского правительства и постепенно успокаивалась.

    По Украине рассказали о происшествиях в Мироновке и под Корсунь-Шевченковским, об инциденте при освобождении заложников, взятых в плен крымскими "титушками". Показали, как у крымских антимайдановцев забирают окровавленные ножи, мачете, щиты четырнадцатой сотни майдана с их, известной всем в Украине, эмблемой - буквой "V"( "Вiльни люди"). И щиты эти - тоже окровавленные! Показали видео, как разгневанные найденными уликами, европатриоты сжигают пустой автобус крымчан с призывами не приезжать больше в Киев "зi зброею" (укр.: "с оружием"), а приезжать мирно. И как крымские "титушки"просят у них прощение и перед посадкой в поезд на вокзале хором поют гимн Украины.
    - Не удались "Беркуту" и "титушкам" провокации в Киеве, так решили в Мироновке отыграться?! - покачала головой Анна.

    По России тоже сообщили про корсунь-шевченковские события, но назвали их "погромами", видео с места событий показали выборочно, короткими отрывками: горящий автобус, интервью очевидца. Анна видела уже это интервью по Украине и сразу отметила: обрезано.
    "Они там что, время экономят? Но ведь совсем другой смысл получился!"
    Не понятно было, почему не разобравшись в событии, начали что-то нелепое кричать про националистов и про "Правый сектор". А где красно-черные флаги "правого сектора"? Флагов там не было! И красно-чёрных повязок на рукавах тоже не было. То есть, "Правого сектора" там не было вообще! Получается, что для российских телевизионщиков - лишь бы повод найти покричать про "фашистов" и "радикалов", а правда - не правда - они выяснять не собираются?! Это было досадно: по Москве так часто не верно отражали события! И Анна переключила опять на украинский канал. "Эдак, скоро украинский язык учить придётся, чтобы правдивые новости узнавать", - подумала. В украинском очень многие слова были ей не понятны, и приходилось смотреть их перевод в словаре.

    В Киеве теперь происходило множество событий, однако московские телеканалы упорно возвращались к корсуньскому столкновению, "приукрашивая" историю какими-то несуществующими ужасами о, якобы, "десятках убитых и раненых", о «расстрелянных крымчанах», многократно повторяя слова "украинские националисты" и изо всех сил стараясь придать этим словам негативный оттенок. Московские тележурналисты явно не знали, что слово "националист" в украинском языке означает "патриот, отстаивающий независимость своей родины на её территории" и совершенно не имеет того негативного значения, которое слово "националист" имеет в русском языке - человек, ненавидящий другие национальности. Очевидно было, что журналисты российского телевидения вообще не имеют представления о том, о чем говорят. Они так часто перевирали события, что в результате только возбуждали ненависть между украинцами и русскими. Это было досадно.

    Вернувшийся из Киева крымский "Беркут" встречали в Симферополе и Севастополе. Новостной канал Крыма "15 минут" комментировал встречу в Симферополе словами "радостная встреча героев на родной земле", однако в кадре хмурые "беркутовцы" не поднимали глаз, видно, стыдно им было за то, что творили на Майдане, вот и шли молча. Одна женщина средних лет долго, не останавливаясь, хлопала и хлопала в ладоши, как по заданию, и лицо у неё при этом тоже было злое и хмурое. А вокруг и вдалеке - ни одного гражданского, только "титушки", радикалы. Из их рядов несколько раз выкрикнули: "Слава "Беркуту!" Но даже на эти крики никто из бойцов не улыбнулся и не поднял головы. Опозорили Крым!

    В Севастополе "Беркут" встречали три десятка пожилых женщин и мужчин, несколько молодых девушек и парни в камуфляжной форме. Вдруг одна пенсионерка неожиданно схватила микрофон и запела:"Москва - третий Рим!", громко повторяя это несколько раз. У неё тут же отобрали микрофон, и её нелепые выкрики прекратились.
    Здесь "беркутовцы" выходили из автобусов в чёрных масках. Им дарили гвоздики, обнимали. Потом встречающие запели: "Севастополь - город русских моряков!"
    - А, так их встречают семьи российских военных, вот в чем дело! - догадалась Анна.
    Все в Крыму знали, что в Севастополе по договору с Украиной находится двадцатипятитысячная группировка моряков Черноморского флота России, здесь живут и их семьи. Но из всех жителей трехсоттысячного Севастополя встречать возвращение "беркутовцев" пришли всего лишь несколько десятков человек из семей российских военнослужащих.

    На следующий день Верховная Рада Украины отстранила министра МВД за "превышение полномочий и противоправные указания силовым структурам", снята оцепление с центральных кварталов Киева, здания Парламента и Администрации президента, почти единогласно проголосовала за возвращение к конституции 2004 года, и теперь парламент страны, то есть сама Рада получила право назначать всех министров: и премьер-министра, и министра обороны, министра иностранных дел и председателя СБУ. После этого первым делом сняли министра МВД.
    - А, не надо было преступные приказы отдавать - стрелять из боевого оружия по невооруженным людям! По народу! - говорила Анна о наказании злодея.
    Сама - дочь военнослужащего, Анна, воспитанная с детства в военных городках на идеях защиты мирного населения от любой агрессии, была потрясена тем, что министр МВД отдал приказ стрелять по простым людям.
    - Конечно, нет ему оправдания! - гневно говорила она брату. - Ему государство оружие доверило для защиты народа от бандитов, а он взял и народ расстрелял! Милиционер, называется! Как обычный бандит! Только бандиты по невооруженным людям стреляют.

    Милиция Львова и Волыни перешла на сторону народа.
    В разных городах Украины проходили стихийные митинги о признании народом новой киевской власти. Такой митинг состоялся и в Севастополе, где митингующие отчетливо заявили: "Большинство жителей Севастополя против диктаторского режима Януковича и против насилия", "Бандиты должны уйти с государственных должностей!" К сожалению, по московским новостям об этом митинге не сказали ни слова. Вообще, Анна заметила, что российские СМИ охотно показывают любые, даже самые малочисленные протесты против Майдана, но совершено не показывают тех, кто в Украине поддерживает майданное движение. Ей, конечно, не приходило в голову, что это могло делаться осознанно, и она объясняла такое однобокое освещение событий некомпетентностью журналистов российских сми.

    6

    На следующее утро их сразу организованно повезли в Симферополь. Дениса, Артема, других российских военных, проживавших в этом санатории, переодетых в штатское, погрузили в автобусы и привезли прямо к зданию Верховной Рады Крыма. Подъехали. Здесь уже собралось множество людей с украинскими флагами, с крымскотатарскими флагами, с флагами Евросоюза и с плакатами: "Крым - это Украина!"
    На выходе из автобуса всем раздали российские триколоры и отпечатанные в типографии одинаковые плакаты: «Крым - Россия - навсегда» и черно-желтые георгиевские ленточки - повязать на левое предплечье. "Чтобы своих от чужих отличать," - деловито пояснил майор Сергей и показал, где встать: прямо напротив митингующих, рядом с реденькой группкой людей, держащих российский флаг.
    Митингующие - люди с украинскими флагами и транспарантом: "Евромайдан - Крым", в основном интеллигенты, спокойные, опрятно одетые - несколько пожилых и среднего возраста и много молодёжи. Денис с Артемом переглянулись - девушки здесь улыбающиеся, нарядные, с веночками и желто-синими лентами в волосах. В руках у них - самодельные плакаты с рисунками солнышка, цветов и сердечек и надписями: "Крым - це Украiна! ( по-украински), "Крым - это Украина!" (по-русски), и еще: "Наша родина - Украина!" и "Крым и Украина - вместе!" Плакаты все были разного размера, явно самодельные, не профессиональные, написанные и разрисованные от руки разноцветными фломастерами разными людьми, очень искренние и жизнерадостные.

    Вскоре к этим пожилым интеллигентам, к нарядным девушкам в веночках, к спокойным опрятно-одетым юношам подошли "титушки", помятые, с нетрезвыми лицами, и начали агрессивно выкрикивать оскорбления, кричать и толкаться, стараясь спровоцировать людей на драку, оттолкнуть их в сторону и вытолкнуть с места проведения митинга. Все нападающие грязно матерились. Митингующие, не обращая на них внимания, продолжали выступать, говорили о неделимости Украины, но радикалы старались заглушить их выступления громкими криками и не давали говорить.

    Денис слышал слова пожилого человека на чистом русском языке:
    - Послушайте, что они говорят! - указывал человек на "титушек". - Разве это люди?! Посмотрите на их лица! У них на лице ничего человеческого нет. Что они кричат?! Мы говорим: "Мы хотим мира!", а они кричат: "Давайте войну!" Они же - бешеные. Нельзя называть пятнадцать - двадцать миллионов украинцев террористами! Вот они, эти сумасшедшие, которые хотят развязать здесь, в Крыму, войну.
    - Мы - за мир! Мы - за единую Украину! - поддержали его многие голоса европатриотов.
    "Титушки" напирали сильнее, размахивая битами. Милиция не вмешивалась, молча наблюдая, стоя в стороне. На слова одного из выступающих: "Не забороняйте нацию" (укр.), пожилой мент процедил сквозь зубы: "Украинской нации не было никогда!"
    - Как это, не было? - опешил Денис, удивляясь дремучести здешнего мента.
    Сам он с детства знал о существовании украинской нации: бабушка часто пела "Червону руту". Слов он не понимал, и бабушка объясняла: «Это - украинская песня, на украинском языке». Что значит "не забороняйте", Денис не понял, и это слово вопросом осталось в его памяти.

    - Мы же видели вчера, видели, как "беркутовец" бежит: сначала стреляет в баррикаду, потом поворачивается и стреляет... по мальчикам стреляет, это - провокация! - говорил митингующий. - Мы что, не понимаем, что это - провокация?! Мы - за мир против войны! Мы не хотим войны на территории Украины! Не хотим раздробленной Украины! Мы - за сильную единую Украину!

    - Сто - двести пророссийски настроенных человек, специально привезенных в автобусах в Киев из Крыма, говорят, что они представляют весь Крым! - возмущались митингующие. - В Крыму - более двух миллионов жителей! И большинство здесь - за неделимую Украину! Война здесь никому не нужна!

    - Не будь "титушкой"! - укоризненно выговаривал человек с длинными волосами радикалу с черно-желтой лентой на рукаве.
    - Вы - бандерлоги! - орал в ответ пьяный радикал с бордово-красным лицом. - Все вы - бандерлоги!

    Не удалось радикалам оттолкнуть митингующих и устроить драку. Евромайдановцы стояли спокойно, не реагировали на их оскорбительные выкрики и провокации. Тогда по команде майора Сергея радикалы напали на митингующих и начали избивать их. Денис и Артем оказались в ряду тех, кто должен был теснить европатриотов, стараясь выгнать их с площади.
    Митингующие не отступали и громко запели гимн Украины, стали кричать: "Слава Украине!", "Героям слава!" А Денис вспомнил вдруг поразительно похожую на эти события сцену из кинофильма про войну, когда гитлеровцы избивают советских людей, а те не сдаются, смело стоят и поют. Сейчас он видел здесь тоже самое, только в роли тех, кто пытался разогнать поющих крымчан, оказался он сам и другие люди с российскими триколорами. Неожиданно и странно.

    В стороне радикалы с желто-черными лентами на рукавах избивали безоружного, повалив его на землю, ногами и битами. Денис рванулся было остановить, но майор Сергей не позволил:
    - Сами разберутся! Вон там помоги ребятам! - направил он его в другую сторону. - Тесните, тесните их с площади!
    И Денис подчинился приказу старшего по званию.

    Многие крымчане снимали происходящее на мобильники, на видео, чтобы выложить в сети, поделиться, показать, что в Симферополе пьяные радикалы избивают крымчан за то, что они поют гимн Украины, а милиция не вмешивается. Демонстративное бездействие милиции возмущало всех, и люди негодующе кричали милиционерам:
    - Почему стоите в стороне?! Остановите же этот беспредел!

    7

    В Крыму молились за погибших на майдане. В Севастополе и в Симферополе прошли митинги против войны в Украине. Их широко освещали украинские СМИ. Везде лозунги и на русском, и на украинском языках: «Не забороняйте нацiю», «Крым - это Украина!», «Украина - мы с тобой!»
    Однако, переключив на Москву, Анна увидела, что, к сожалению, по кремлевским СМИ эти митинги вообще не показывают, а сосредоточили все внимание телезрителей на вбросе о, якобы, "восьми убитых под Корсунь-шевченковским", ничего совершенно не упомянув об опровержении, которое уже на следующий день, официально сделали украинские правоохранительные органы, заявив, что "убитых не было, ни одного"! Обвинения о, якобы, «убитых в Корсуне крымчанах», оказались полностью голословными, ни одной фамилии пострадавших никто назвать не смог!
    "Кому и зачем привиделись трупы крымских антимайдановцев?"- пытались выяснить в своих репортажах украинские журналисты. Но по России ничего об этом не сообщалось, очевидно, никому из российских журналистов это интересно не было!

    - Ну, почему ни сказать про опровержение?! Почему правду людям не сказать?! - негодовала Анна. - Ведь люди же в России переживают! Думают, что и правда, крымчан в Корсуне убили, и что, значит, в Украине вдруг появились "фашисты"! А никаких фашистов здесь нет! И не было! Ведь люди же им верят - нашим, российским СМИ!

    Тут же и Жириновский подхватил, словно только этого и ждал, закричал: "Мы введем войска для защиты русских Крыма!" Звук был настолько резким, неожиданным и громким, что брат попросил недовольно:
    - Сделай, потише!
    - Да, конечно, - поспешила Анна уменьшить громкость. - Жириновский - как всегда! Помнишь, как он кричал при отделении Латвии?!
    - Что всех латышей в землю закопает.
    - На границе! Всех зароет! Потому что русские, кричал он, не хотят учить латышский язык, а латыши их заставляют. А в Латвии тогда, наоборот, многие родители жаловались, что мало латышского в школах! И что дети из-за этого при поступлении в вузы не смогут на равных конкурировать с детьми из латышско-говорящих семей! Помню, в нашей школе родители даже писали директору, просили увеличить количество уроков с преподаванием на латышском языке, особенно в старших классах. А Жириновский, у него - все наоборот!
    - Да, кто его слушает?! Не переживай! - отозвался брат.

    В двенадцати автобусах вернулись домой в Винницу бойцы винницкого "Беркута", внутренних войск и спецподразделения "Ягуар". Именно винницкие «ягуаровцы» издевались в январе над майдановцем Гаврилюком, заставив его раздеться на морозе при минус 20°, избивали безоружного и снимали издевательства на видео. Это потрясло тогда всю Украину, и сейчас их встретили коридором позора и криками: "Вбивцi" (укр.: "Убийцы!"). И каждый из них теперь на коленях, перед свечами, зажженными в память о погибших на Майдане, просил у народа прощение.

    Командующий ВДВ Украины и начальник "Альфы" заявили, что служат народу, конституции и закону, а не политикам, и в политическом конфликте участвовать не будут, и что их подчиненных не было на Майдане 20 февраля. Минобороны также заявили, что армия остаётся верной народу. Охрана зданий правительственного квартала сразу была отозвана из центра.

    И тут Янукович сбежал, неожиданно и подло. Сбежал, как только была снята охрана. Он не сделал самого простого - не подписал того, что обещал, не вышел к народу - поговорить, обсудить ситуацию, он отдал приказ стрелять по протестующим, а потом предпочел просто сбежать и вообще не руководить страной. Это был его выбор. Ну, что ж, значит, и без него обойдутся, раз он сам отказался быть президентом.
    По телевизору в прямом эфире транслировали записи с видеокамер, как поздно ночью из резиденции Януковича в Межигорье выносят ящики и грузят в вертолёты, как взлетают эти вертолёты - Янукович вывозил награбленное, спасал свое барахло, открыв всем своё истинное лицо, а вся страна молча смотрела на этот позор - бегство президента Украины. Никто не стал ему мешать, никто не остановил.

    И тут же ночью Путин созвал срочное совещание Совета Безопасности России.
    - К чему это? А он тут при чем? - удивилась Анна. - Другая же страна! Вон, ни Литва, ни Беларусь, ни Польша совбезы не проводят! Только Путин! Какое ему дело до Украины?! Наш Кремль - в каждой бочке затычка! - подытожила с досадой.
    8

    Их каждый день теперь куда-нибудь возили: то - в Севастополь, то - в Симферополь, в Феодосию. Подвозили всегда прямо к началу митингов евромайдановцев. Везде надо было стоять, изображая толпу местных жителей, отталкивать митингующих, выдергивать у них из рук украинские флаги и самодельные плакаты и время от времени кричать: "Россия! Россия!" и "Крым - Россия - навсегда!"- в общем, ничего сложного. Кормили здесь, в Крыму, очень хорошо, даже пиво давали. Вечером — горячий душ, телевизор, никаких построений.
    - Не служба - отдых! - улыбался Артем. - Кому скажи - не поверит! Повезло! И приехали не зря: надо же русским помочь!
    А Денис на это пожимал плечами: ему здесь многое еще не понятно было.

    Из других городов в Евпаторию возвращались всегда по чистым ровным дорогам, и везде, что безмерно удивляло Дениса, везде таблички: "Спасибо за чистые обочины!" Такого он раньше, до Крыма, нигде не встречал. Увидев в первый раз такую табличку, Денис кивнул Артему: а ведь обочины и правда чистые! Надо же. В России таких не увидишь.
    В этих обращениях не было привычных для них, как в России, запретов: "Не бросать!", "Не сорить!", запретов в форме гневного одергивания и понукания, а была благодарность. Значит, здесь к человеку относились не так, как на их родине в России, здесь не предполагали, что человек - это глупое и ничтожное существо, которое надо постоянно ругать, понукать и запугивать. Здесь человека, наоборот, считали умным, хорошим, уважали и не ругали его, а благодарили за то хорошее, что он, наверняка, будет делать. Благодарили! Верили в людей! И это было самым сильным из всего, что произошло с ними в Крыму. "Да, здесь - не Россия! - думали они. - Здесь уже - настоящая Европа!"

    И всегда евромайдановцы кричали: "Ганьба!", как тогда в Корсуне. Как-то Денис не выдержал и спросил:
    - А это что значит - "ганьба"?
    И услышал в ответ:
    - Позор.
    - Что, "позор"? - не понял Денис.
    - "Ганьба" - это по-украински "позор".
    - И всего-то?! - удивился Денис.
    Ему-то слышалось что-то созвучное слову "борьба", и поэтому он воспринимал эти крики, как призывы к свержению существующей власти, как радикальные, антиправительственные крики, а оказалось, это просто критика действий правительства и ничего больше. Подумаешь! Да кто же не критикует свое правительство?! Обычная словесная критика - это ведь не криминал.

    Следующим утром Дениса, Артема и остальных срочников подняли необычно рано и повезли мимо Симферополя и Феодосии - прямо в Керчь! Далеко! Привезли на местный стадион. Сюда уже подъезжали автобусы из других городов, из них бодро выпрыгивали гопники с трубами и битами в руках. Готовилось что-то серьезное. Раздали георгиевские ленточки - приколоть на грудь или привязать на руку выше локтя. Все подчинялись одному местному авторитету и по его команде двинулись на центральную площадь.
    Здесь уже начался митинг памяти всех погибших - и европатриотов, и «беркутовцев». За небольшой переносной трибуной, покрашенной в желто-синие цвета - в цвета украинского флага, молодой парень говорил в микрофон:
    - Мы сегодня хотим почтить память погибших в Киеве с обеих сторон противостояния. Один из погибших на Майдане - наш земляк, уроженец Керчи Сергей Кемский.
    Заиграл гимн Украины. И в этот момент все началось. Неожиданно первой вдруг громко, перекрикивая музыку гимна, истерически закричала пожилая женщина:
    - Смерть фашистам! Пошли вон!
    Денис обернулся, чтобы увидеть фашистов, на борьбу с которыми их сюда прислали из России, но вокруг него везде были все те же гопники и "титушки", а возле трибуны спокойно стояли люди с украинскими флагами.

    Истошные крики женщины подхватили стоящие вокруг неё радикалы. С дикими воплями они, как по команде, начали забрасывать выступающих сырыми яйцами, которые кто-то подвез специально для этой цели. Грязно матерясь и выкрикивая угрозы, радикалы рванулись к трибуне, оттолкнули выступающих, сломали микрофон, стали оттаскивать в сторону трибуну и усилительные колонки.
    Громко, не сдаваясь, продолжал играть гимн Украины. А «титушки» кричали на тех, кто пришел почтить память павших:
    - Вон из Крыма! Вы - фашисты! Вы не имеете права здесь находиться!

    Разбили аппаратуру. Какой-то совсем пьяный гопник орал матом:
    - Нах.. с Крыма! Бендеры, бля...ь!
    Сильно качаясь, он сделал несколько нетвердых шагов, потом, оборачиваясь, увидел человека с российским флагом, радостно улыбнулся ему во весь рот, закричал: "Ура!", пытался шагнуть к нему навстречу и тут же упал, не удержавшись на ногах, прямо лицом в землю.

    Рослые, сытые милиционеры стояли вокруг, как бы охраняя мероприятие, но в безобразие, устроенное гопниками, не вмешивались, и не отгоняли хулиганов.

    Люди стали расходиться с несостоявшегося митинга. В это время несколько сотен хулиганов, бросив сломанное оборудование, с криками: "Бендеры, бля..ь!" и "Бей, фашистов!" погнались за ними, напали на безоружных. Группы гопников догоняли активистов на соседних улицах, сбивали с ног и избивали ногами, палками и битами людей, уже лежащих на земле.
    Денис вопросительного посмотрел на стражей порядка. Милиционеры стояли с безразличным видом. Они не были удивлены происходящим, значит, заранее знали о провокации гопников и получили приказ не реагировать. Денис был потрясен и обескуражен.
    Шановний відвідувач, Ви зайшли на сайт як незареєстрований користувач. Ми рекомендуємо Вам зареєструватися або зайти на сайт під своїм іменем.
    Написать комментарий
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Напівжирний Нахилений текст Підкреслений текст Перекреслений текст | Вирівнювання по лівому краю По центру Вирівнювання по правому краю | Вставка смайликів Вставка лінкуВставка захищеного лінку Вибір кольору | Прихований текст Вставка цитати Перетворити вибраний текст з транслітерації в кирилицю Вставка спойлеру
    Введите код: